Владислав Рыльский (Morphine Suffering): «Я всегда говорю, что мы котики, что мы хорошие»

В преддверии сольного концерта в клубе Atlas RockYou взял интервью у гитариста группы Morphine Suffering Владислава Рыльского. Время от времени к разговору присоединялся барабанщик Алексей Шатохин.


У тебя есть музыкальное образование? Как ты решил начать играть?


В 11-м классе начал обращать внимание на акустическую гитару. Мы классом поехали на экскурсию, один из друзей взял с собой гитару. Я влюбился в этот инструмент, в эту компанию и в русский рок. С того момента всё и пошло. Начинал с более легкой музыки –  Кино, Ария, Земфира, ДДТ. Потом впервые услышал Metallica и тогда акустическая гитара отошла на второй план. Я начал собирать на свою первую электрогитару. И с того момента слушал всё больше и больше разной музыки, учился, играл-играл-играл.


Из первого состава МS никого уже не осталось, правильно?


Только я. Но и меня позвали, когда уже несколько людей поменялось. Меня в эту команду звали вообще вторым гитаристом. Но это было в 2008 году. С того момента у нас был ряд реформ и изменений. Наверное, если оглянуться назад, из бывших участников можно еще три коллектива собрать.


Какую вы сейчас цель перед собой ставите?


Наши цели – в то же время наши мечты. Мы занимаемся своим любимым делом. У любого человека есть призвание. Кто-то геолог, кто-то строитель, кто-то бизнесмен, а мы – музыканты. У каждого из нас есть другая профессия, но музыка является любимым делом каждого. Здесь нет такого, что ты с девяти до шести приходишь и вынужден чем-то заниматься. У нас все по доброй воле и все творят. Наша цель – чтобы наши увлечения переросли в конкретную… Вот в работу это не должно перерасти, потому что от этого будут какие-то неприязни, но музыка должна, как минимум, нас кормить. Люди тратят на работу 8-10-12 часов, потому что им нужно как-то жить, развиваться, одеваться, кушать, платить коммуналку. А мы хотим совместить приятное с полезным.


Конечно, мы хотим нашей музыкой, нашими текстами дарить людям эмоции. Это самое важное. Драйв, который мы вкладываем в музыку, то, что мы несем – заряжает людей, это факт. Мы очень тесно контактируем с нашими слушателями и те слова, та благодарность, которую мы слышим от них – это и есть наша движущая сила. Менять сердца людей, наделять их верой, уверенностью в себе, положительными эмоциями –наша главная цель. Конечно, мы хотим донести нашу музыку до каждого рокера во всем мире. Поэтому выступления с концертами по всему миру, наверное, и являются нашей глобальной целью.


Что ты сейчас слушаешь?


Сейчас я слушаю практически всю музыку. То, что влетает в ухо обычного обывателя – то я и слушаю. Раньше это был исключительно рок, но сейчас если заглянуть в мой плейлист, то там есть всё – от классики до злейшего дезкора. Металкор – самый любимый стиль. Рэпа, наверное, меньше всего, но, например, я очень люблю качественную американскую попсу. Самые яркие для меня сейчас это Bring Me The Horizon, очень крутая банда. И Parkway Drive – это, наверное, две самые любимые на сегодняшний день банды.


В описании вашей группы на Wikipedia сказано, что ни один из участников группы не употребляет алкоголь и не курит. Этой точки зрения все придерживались еще до того, как присоединиться к коллективу?


Наверное, вот такие люди к нам и притягивались, потому что таким был основной посыл. Но в тот момент, когда меня позвали в группу, все было совсем иначе. Статью в Wiki я даже не знаю кто создал. Спасибо этому человеку. Но когда я пришел в MorphineSuffering– самая большая проблема была конкретно во вредных привычках. Мы с басистом Максимом Живолупом тогда уже не употребляли. Мы были немного старше, чем остальные участники. Молодая часть коллектива конкретно «угорала» и многие репетиции срывались как раз потому, что участники были не в состоянии проводить их. С этого и начались первые скандалы. Люди, которые вели себя неадекватно, впоследствии были изгнаны из коллектива. В дальнейшем, приглашая новых людей, мы уделяли этому моменту большое внимание.


Я не могу сказать, конечно, что сейчас никто ни глотка не может себе позволить. В праздник или после концерта чуть-чуть выпить – это может быть. Мы с барабанщиком Алексеем Шатохиным не употребляем вообще. Остальные ребята ведут обычный образ жизни. Не курит действительно никто.




У вас достаточно тяжелая и агрессивная музыка, которая не совсем сопоставляется с вашим мировоззрением. Существует ли связь между агрессией на сцене и в реальной жизни?


Я всегда говорю, что мы котики, что мы хорошие. Люди иногда думают, – «что там за мужики орут, почему они такие злые?». Маской это не назовешь, но это определенный жанр. Самое главное в музыке – это драйв. Рок – его невозможно описать словами, это состояние души. Рокеры и все это движение чувствуют это, и они любят музыку именно в таком виде. У нас глубокий упор на тексты, на смысл. И эти гитарные рифы заставляют сердце биться быстрее и чувствовать себя полностью по-другому. Мы в таком состоянии пребываем, и наш слушатель тоже, и мы получаемся на одной волне. В плане агрессии в жизни – это не так, мы очень добрые. Мы становимся старше и наша музыка все более осмысленна. Поэтому создаются треки, по своей природе более понятные для разных людей.


Какая сцена вам больше нравится: open-air или небольшие уютные клубы?


Сложно будет ответить. В каждой сцене есть свой шарм. Есть, конечно, какие-то говно-клубы, выступления там не лучшие. Это конкретно связано с самим клубов, наличием и состоянием аппаратуры, которая там есть. Но благодаря публике всё это забывается. Самое важное – процесс. Поэтому иногда на многие моменты можно закрыть глаза и даже в плохом клубе бывает очень крутой концерт.


Касательно оупен-эйров – это целый праздник. Это не просто приехал и выступил. Ты приезжаешь, селишься – кто-то в палатку, кто-то в отеле, всё время много людей, масса новых знакомств, куча музыкантов. Формат фестиваля – очень классная тема. Плюс, количество людей, конечно, очень большое. Ну и музыкантам играть на солнышке летом круто.




Кто и сколько людей приходили на первые концерты?


Первые концерты у нас всегда были в солянке. Про сольник даже и речи не могло быть. Наш первый сольник вообще был в 2014 году – это был наш День рождения, 27 или 28 июля. В первых солянках я даже не вспомню сколько было людей – где-то 30-40. Я помню эти времена. Это было очень сложно. Но задача была – зажечь.


Алексей Шатохин: каждый раз в Днепропетровске приезжаем в «Залатанный барабан» и до сих пор собираем по 40-50 человек.


Когда вы почувствовали, что можете запросто собрать сотню человек на концерт?


Мы не чувствовали. На наши дни рождения, по-моему, по билетам приходило до 200 человек. Буквально через год мы выпустили альбом и клип, мы хотели сделать что-то большее, чем делали до этого. Мы и не подозревали, что будет такое количество людей. Я не знаю на что мы рассчитывали, но хотелось хотя бы 200-250. Хотя для такого зала это было очень рискованно.


А.Ш.: На самом деле это скромность. Мы хотели собрать 500 человек минимум. И, в принципе, собрали. Мы всегда хотели поднять свою планку. Вот мы получили левел-ап, теперь хотим еще больше.


Реально никто не знал, что получится. И до сих пор не знаем. Планка с каждым годом растет и количество слушателей тоже. Это было наудачу и очень классно, что так получилось. Спасибо всем, кто пришел.


После того, как Юрий Ключник, один из ваших бывших участников, принимал участие в Фабрике звезд, были ли у вас мысли поучаствовать в подобных проектах?


Мы, собственно, на ФЗ тоже засветились. Благодаря Юре у нас было выступление, но это были такие смешные маски-шоу. Мысли есть. Нашего вокалиста Андрюху можно и на Голос країни толкать, и на Х-фактор, и на Україна має талант, куда угодно. Я считаю, у него уникальный голос и отличные данные. Но туда можно идти только за популярностью. Это две разные жизни. Оно ничего не даст особо для морфинов и лично для участника. Просто многие не знают какие там условия. Ты проходишь первый этап, тебе говорят «Чувак, подписывай 3-летний контракт, будешь работать на нас». Нам это особо не нужно, мы не хотим в этом участвовать.


Что должно произойти, чтобы вы согласились участвовать в телешоу?


Все эти шоу происходят не для раскрытия талантов – тех звезд, что оттуда появились, я могу пересчитать на пальцах одной руки. Это всё реклама и для людей, которые сидят в интернете, что-то клацают, смски пишут. Это пустое. На примере Ключника я очень четко вижу, как это работает. Я не считаю, что это нам нужно и это как-то поможет. Зачем тогда тратить время? Мы будем делать то, что мы любим и наш слушатель нас найдет. Мы до него достучимся.


Готовы идти на компромисс, чтобы ваши песни / клипы взяли в ротацию на радио и ТВ?


Были предложения от продюсеров сделать нашу музыку более легкой и доступной, более форматной, скажем так. Нам сказали «с этим мы знаем, как работать, с такой музыкой как у вас – не знаем и рисковать не будем». Мы не прогнулись под эти условия. Хотя Юра очень расстроился на тот момент.


Какие у вас увлечения помимо музыки?


Да никаких вообще. Нет времени ничем заниматься. У каждого что-то свое – в кино сходить, путешествовать. Путешествовать – мое самое любимое. Открывать для себя новые места, знакомиться с новыми людьми, испытывать новые эмоции: поездить на слоне или верблюде, на квадроциклах в пустыню к бедуинам, по джунглям полазить. Туристические, спортивно-экстремальные виды развлечений и отдыха – это очень манит, меня так точно. Плюс, по возможности, в футбол играем, в баскетбол. Недавно купили баскетбольный мяч, сейчас весна уже пришла – будем собираться играть. Приставку тоже очень любим. А еще квесты – классный виды развлечений. Любим, практикуем.


Интервью – Рита Сойникова

Фото – Группа Morphine Suffering Вконтакте



Теги: Atlas, Morphine Suffering

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

W.A.S.P. Фотоотчет
1 декабря 2017
Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017
Вагоновожатые: осень в середине мая
19 мая 2017



Apple iPhone X 64Gb Silver купить смартфон Apple iPhone 64Gb Silver.


Музыкантам
web support