Дон Эйри: «Now What?! – это трибьют каждому музыканту группы и самому имени Deep Purple»

С Доном Эйри мы общались по телефону – он был в Дрездене, мы были в Киеве. 12 ноября Дон вместе с Deep Purple приедет к нам в гости – поддерживать новый альбом Now What?!. Впрочем, за отведенные на звонок 10 минут мы успели поговорить не только о нем, но и про музыкальные вкусы Эйри, съемки клипа Vincent Price, отношения Дона с Джоном Лордом, одну сингапурскую песню и даже – про расстояние до дома Яна Пэйса. И еще – Дон много смеялся.

Купить билет на Deep Purple онлайн можно тут

Расскажите про альбом Now What?! Чем он для вас отличается от других последних – Rapture Of The Deep и Bananas?

В этот раз у нас было больше времени на подготовку. Мы осуществили две предварительных сессии записи – одну в Испании, одну в Германии. К моменту начала чистовой записи, у нас была неделя репетиций в Нэшвилле с Бобом Эзрином (продюсером альбома, – RockYou). Поэтому, мы действительно были абсолютно готовы. Rapture Of The Deep записывался в небольшой студии. В этот раз все было по-другому. 


Полный концерт текущего тура Deep Purple в Марокко

Стив Морс написал у себя в фейсбуке, что считает Now What одним из лучших альбомов в истории группы. Вы согласны со Стивом?

Да, это хороший альбом. Думаю, нам удалось не опустить планку.

А какой лично ваш любимый альбом Deep Purple?

Я очень люблю Who Do We Think We Are. Это действительно великий альбом. Почти так же мне нравится In Rock, но Who Do We Think We Are – самый лучший.

Могли ли вы допустить в те времена, когда выходил In Rock, что когда-нибудь станете частью Deep Purple?

Я впервые увидел парней в студии – давным давно. Они меня тогда невероятно впечатлили, я понял, что хочу заниматься именно такой музыкой. То, что я сейчас с ними – это действительно очень странно.

Какую песню вам больше всего нравится играть на концертах, а какую – сложнее всего?

Любимые песни все время меняются. Сейчас мне очень нравится играть Hard Lovin’ Man. Также, мне сейчас доставляет удовольствие Uncommon Man – она как раз из нового альбома. Что касается самой тяжелой… Действительно трудная для исполнения песня – Fireball. Звучит она довольно просто, но клавишная партия в ней – очень сложная. Но я люблю эту песню, ее интересно играть.

Deep Purple играют Hard Lovin’ Man

Видео к песне Vincent Price – достаточно необычное для хард-рок группы. Почему оно получилось именно таким?

У нас не было такого уж большого выбора. В таких случаях ты полагаешься на креативную команду. Мы нашли отличных специалистов в Берлине. Съемки заняли буквально несколько часов, мне все очень понравилось – и идея клипа, и сам процесс. Мы ходили с перемазанными воском лицами, в костюмах. С нами снималась симпатичная девушка (смеется).

Клип Deep Purple на песню Vincent Price

Вы за свою карьеру добились всего, о чем подавляющее большинство музыкантов может только мечтать. Какие музыкальные мечты у вас сейчас?

Конечно, я хочу еще кое-что сделать на фортепиано. Это мой родной инструмент и это моя небольшая амбиция. Я только что закончил работу над сольным альбомом, в котором играю на фортепиано. Пока еще, правда, не до конца знаю, что с ним делать (смеется). Но, думаю, в следующем году его уже можно будет услышать.

Как он называется?

Going Home.

На каждом концерте музыканты Deep Purple играют сольные фрагменты. В ваших соло обычно звучат украинские или русские песни, причем каждый раз разные. Как вы их выбираете?

Обычно я спрашиваю кого-то из тех, кто живет в городе, где мы выступаем – «какую песню тут все знают, спой мне ее». Потом я записываю ее в нотах и играю.

Одно из киевских соло Дона Эйри

И вы делаете это на каждом концерте?

Да, в любом городе, куда мы приезжаем. Недавно была забавная ситуация в отеле в Сингапуре. Я попросил сотрудника лобби спеть мне песню. Потом сразу записал ноты и он удивился – ты, мол, действительно уже ее можешь сыграть? Я ответил, что да, конечно. Он попросил, чтобы я спустился в холл и сыграл на пианино, которое там стояло. Я так и сделал, он был в восторге. Потом он меня спросил как я это делаю и я ответил, что это просто моя работа (смеется).

Как изменилось влияние рок-групп на мировую культуру, если сравнивать сегодняшний день с 70-ми?

Думаю, в 70-х рок-музыка играла важную роль. Особенно, в таких странах как Россия и Украина. Хард-рок объединял людей, он давал им то, ради чего стоило жить. Когда мы встречались с Президентом Медведевым – он говорил, что рок в молодости был важной частью его жизни. Сейчас все немного по-другому. В той же Британии создается невероятное количество качественной рок-музыки. И когда ее настолько много – она не может иметь такое же значение, потому что она все время рядом с тобой.

Дон, персональный вопрос. Что вы чувствовали, когда получили приглашение заменить Джона Лорда в Deep Purple?

Я был очень удивлен. Удивлен и восхищен.


Передача руля от Лорда к Эйри

Вы быстро приняли решение?

У меня вообще не было времени подумать. Мне дали день или вроде того.

Тяжело было наладить отношения с фанами группы?

Фаны меня хорошо приняли. Думаю, весь секрет в том, что я никогда не пытался стать Джоном. Я всегда оставался собой.

Вы обсуждали эту ситуацию с Джоном?

Мы всегда тепло здоровались, когда встречались, но не более. Общались всего несколько раз в жизни. У нас много общих интересов – я очень люблю Баха, Моцарта. Нам было интереснее поговорить об этом, чем о том, что я его заменил в Deep Purple.

Думаю, мой основной вклад – в энтузиазме, с которым я отношусь к группе, к каждому концерту. Когда я пришел – все были шокированы уходом Джона, как музыканты – так и менеджмент. Тогда я сказал «эй, c’mon, c’mon, давайте начнем!». И по-настоящему поразительно, что это длится до сих пор. Поразительно, что мы все еще можем записывать такие альбомы как Now What – своеобразный трибьют каждому музыканту группы и самому имени Deep Purple. Это как играть за сборную Англии (смеется).

Встречаетесь ли вы с музыкантами Deep Purple вне работы в группе?

Нет, нет (смеется). Работа в рок-группе означает, что вы все время вместе, 24/7. И так в течение нескольких месяцев подряд. А живем мы в разных местах. Более того, только двое из нас живут в Соединенном Королевстве – я и Ян Пэйс. Между нашими домами 200 километров.

Какую музыку вы слушаете сами?

Я слушаю много классической музыки, фортепианной. Сейчас моя любимая запись – джаз-роковый диск Дэйва Холланда, который называется Prism. Он абсолютно прекрасен. 

Интервью – Константин Трегуб 


Теги: DEEP PURPLE, Now What, Дон Эйри, Интервью

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017
Вагоновожатые: осень в середине мая
19 мая 2017
Как Dakh Daughters помогали Вавилонскую башню строить
29 апреля 2017
Инструментальное просветление от God is an Astronaut
17 апреля 2017
Alai Oli: она не играла с тобой – это все настоящее
13 апреля 2017





Музыкантам
web support