Джаз Коктебель или 11 лет музыки на пляже

Джаз Коктебель – один из самых значимых фестивалей в Украине. На его сцену поднималось темное британское кабаре The Tiger Lillies, свадебно-похоронный оркестр Горана Бреговича, электро-свинг Parov Stelar и лаундж в живом исполнении команды Bonobo. Ляпис Трубецкой и Патрик Вульф привозили сюда свои новые программы, Нино Катамадзе прогоняла дождливые тучи, а The Cinematic Orchestra играли под звездным небом до восхода солнца. Именно тут свои первые шаги к большой сцене делали харьковчане Pur:Pur, украинская грузинка Sophie Villy и Джамала.

Ради фестиваля в Коктебель приезжал кубинский скрипач Omar Puente, норвежский трубач Nils Petter Molvaer, творец импровизационной музыки Erik Truffaz, пианист из Голландии Mike del Ferro. И это только малая часть музыкантов, которые прогуливаясь по набережной городка, превратили Коктебель в своеобразную культурную столицу Крыма. 

Соорганизатор и ведущая фестиваля Евгения Стрижевская рассказала RockYou о том, с чего все начиналось, почему ей приходится кричать, но не страшно ходить по набережной ночью, зачем для Стенли Кларка покупали крем Антошка, где в Коктебеле джаз и как музыкальному фестивалю, уже 11-ю осень подряд, удается превращать городок в отдельную реальность.  

Когда в 2008 году открывалась одна из сцен фестиваля «Джаз Коктебель» – Nu  Jazz – организаторы понимали, что по формату туда нужен не просто очень разговорчивый ведущий, но и тот, кто в материале. Тогда и позвали меня. 

Сейчас наш фестиваль длится 5 дней. В 2005-м было девять дней. Все начиналось на одной сцене со сборной-солянки разной музыки. Я вообще не представляю, как выживали люди, которые там работали. Но в том Коктебеле тоже было очень много прелести.

С тех пор очень выросла сама организационная структура. Раньше всеми артистами занимался один человек, плюс еще кто-то мог курировать отдельные проекты. Человек справлялся, все было хорошо, но понятно же, что это не правильно. Сейчас, кроме профессионального оргкомитета, задействована целая волонтерская структура, которая и должна быть, учитывая масштабы фестиваля.

У нас была девочка-волонтер из Сахалина, из Томска. Чуть ли не из Владивостока собираются автобусы и приезжают на Джаз Коктебель. Кто-то случайно попадает один, а на следующий год привозит автобус единомышленников. Так фестиваль стал живым организмом. 

Конечно, в этом есть определенная выгода для организаторов, потому что сначала «ты едешь на Джаз Коктебель? – Да еду» и уже второй вопрос – «Какая программа?». К нам уже едут не только музыку послушать.

Если говорить про райдеры, то, конечно, у большинства иностранных артистов прописаны 5-звездочные гостиницы. Очень сложно объяснить, что в Крыму нет этих звезд. В какой-то мере благодаря фестивалю появляются какие-то достойные VIP гостиницы. А раньше была одна, где с трудом можно было и три звезды обозначить. 

КОГДА ГОВОРЯТ, «ДА КОКТЕБЕЛЬ – ПОПСА, ТАМ НЕТ ДЖАЗА» – ЭТО ПРОСТО ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ЧЕЛОВЕК НЕ ДОШЕЛ ДО ВОЛОШИНСКОЙ СЦЕНЫ



Самое главное, что фестивалю удалось сделать исконно джазовую сцену в САДУ Дома-музея Максимилиана Волошина. Там звучит интеллектуальная музыка, иногда может быть фолк-джаз, но там нет поп-джаза, smooth-джаза, джаз-рока. Это акустическая красивая хорошая сцена. 

И когда говорят, «да Коктебель – попса, там нет джаза» – это просто означает, что человек не дошел до джазовой сцены, хотя она находится в самом центре набережной.

Волошинская сцена очень популярна! На нее абонементы покупаются не медленнее, а, иногда, гораздо быстрее, чем на Nu Jazz (Главная сцена фестиваля, - ред.)  

Разместить во дворик на стульчиках можно 200-250 человек, но остальные люди могут разместиться на карематах, травке, стоя, как угодно. Ежедневно послушать джаз возле дома Волошина приходит около 500 человек и это совершенно другая аудитория, нежели на остальных сценах.

Open Stage – это вообще отдельный разговор. Для меня самая качественная по музыке сцена. Если бы я выбирала как слушатель, я бы ходила все время на Open Stage. Можно не любить какие-то стили музыки, представленные, как к Волошинской, так и на Nu Jazz. Можно не владеть средствами, чтобы попасть на концерты. А Open Stage, насколько это возможно, действительно честная, очень открытая и очень качественная сцена. Тут свободный вход и полное отсутствие коммерции. 

Мы проводим абсолютно открытый прием заявок от артистов. И не только на Open Stage, а на все три сцены могут попасть молодые музыканты. Отборы проходят в трех странах: Беларусь, Россия, Украина. Такая традиция выездного фестиваля сформировалась в 2009 и действует до сих пор. 

В рамках своих пре-пати мы проводим клубные и небольшие open air концерты. Обычно это 7-10 городов по Украине, России, Беларуси, где мы лично знакомимся с музыкантами и слушаем, не только как они играют, но и как их принимает публика. Это тоже очень важно. 

МНЕ НЕ СТРАШНО ВЫХОДИТЬ НОЧЬЮ ДАЖЕ К ОЧЕНЬ СИЛЬНО РАЗОГРЕТОЙ ПУБЛИКЕ ПОТОМУ, ЧТО Я ЧУВСТВУЮ, ЧТО ЭТО СВОИ ЛЮДИ



Джаз Коктебель – это не только концерт. Тут самое главное атмосфера. Это целое событие, событие поликультурное. У фестиваля есть свое лицо и своя атмосфера. 

Джаз Коктебель уже представляет собой определенное сообщество. Наша аудитория и есть главным спонсором фестиваля. Мы очень плотно общаемся со зрителями, проводим всяческие активности, опросы, чтобы понимать, кого хочет видеть зритель. 

Публика Коктебеля безумно пестрая, безумно разная. Тут и люди от 20-ти, которые любят хорошую качественную музыку, и люди за 50, которые любят хорошую качественную музыку. 

Я о публике могу говорить очень много и долго. Мне не страшно выходить ночью даже к очень сильно разогретой аудитории и разыгрывать какие-то призы, объявлять музыкантов, потому, что я чувствую, что это свои люди. Несмотря на то, что мы совершенно не знакомы, но у нас есть связь. У фестиваля Джаз Коктебель, одни из самых многочисленных групп в соц.сетях, и мы очень рады и гордимся таким плотным контактом. Сами слушатели не раз удивлялись, говоря о ведущих, которые не просто снабжают их информацией, а общаются с ними, вовлекают их в процесс создания фестиваля. Это и правда отдельная реальность. 

Кроме Коктебеля, пожалуй, ни на одном фестивале мне не приходилось кричать. А там это приходится делать. Не от злости, а потому что на Nu Jazz перед тобой стоит 10-15 тысяч человек и они должны тебя услышать. И ты им должен отдавать на порядок больше энергии и голоса. 

RED SNAPPER ОСТАНОВИЛИ КОНЦЕРТ И ПОПРОСИЛИ ВЕРНУТЬ БРЕЙК ДАНСЕРА НА СЦЕНУ



Самая любимая история Лилии Викторовны (Млинарич, Президента фестиваля, – прим. редакции) – о том, как во время первого фестиваля искали охранника. 

Лилии Викторовне нужно было сделать некоммерческий проект, не вкладывая собственных финансов. Удивительнейшим образом все случилось через месяц. Нашлись партнеры, нашлись спонсоры, нашелся удивительнейший Джаз Клуб, который привез нереальную сцену, поставил шикарный звук, рояль.

И вот партнеры по звуку говорят: «Мы вам отдаем сцену, но ее стоимость – много миллионов евро. Вы же понимаете, что это надо охранять?». В Коктебеле на тот момент в штабе было полтора милиционера, правда. И все они заняты чем-то другим, но посоветовали, где-то там спросить пограничников. 

Лилия Викторовна поехала к ним. Ей долго рассказывали, что они охраняют только эту территорию и не могут посмотреть за сценой, потому что: «Мы же тут Родину охраняем». И после безрезультатного получасового разговора, у нее совершенно случайно вырывается фраза «а сколько стоит Родина?». Ответ был «200 гривень/сутки». 

Я вот вспомнила эпизод, когда ночью в 2011 году под конец концерта Red Snapper на сцену выбежал удивительный брэйк-дансер. И, естественно, специально обученная охрана начала его «снимать», потому что, по контракту с артистами на сцене никто не должен находиться. 
Пока артисты не понимают куда они едут, практически у всех в контрактах похожие условия: охрана, три метра от сцены, отбойники и так далее… Так вот, что же сделали Снэпперы? Они остановили концерт и попросили вернуть брейк-дансера на сцену. И его вернули. Люди ликовали и получили сумасшедшие впечатления…

В Коктебеле есть это безумное ощущение отдельной реальности. Потухший вулкан, море, звезды, ветер. И это все соединяется в тебе вместе с той музыкой, которая звучит.

Приезжал в 2006 году Стенли Кларк – это всемирно известный контрабасист. Концерт его был одним из лучших не только в истории Коктебеля, но и в моей жизни. 

Потом один из очень известных украинских музыкантов Андрей Арнаутов, настолько был впечатлен, что пошел и побрился налысо. Так вот, у Стенли Кларка по райдеру было написано, что ему необходим крем для загара (напоминаю, он афроамериканец) с экстрактом какой-то там специальной травы, растений и минералов Мертвого моря. В итоге, ему подошел обыкновенный крем «Антошка» и он им прекрасно пользовался :)

ФАВОРИТ – ЭТО ТОТ КОЛЛЕКТИВ, О КОТОРОМ Я БУДУ ГОВОРИТЬ ПОСЛЕ ФЕСТИВАЛЯ



Я мечтаю поехать на Коктебель просто послушать. Это моя мечта – отдохнуть и насладиться всеми событиями или частью, но гораздо большей, чем то, что у меня получается, когда я работаю.

К сожалению, из-за занятости я пропускаю очень много. Какой бы это был отдых? У меня за это время в Коктебеле есть несколько любимых мест, они, с одной стороны, абсолютно не пафосные, но с другой – в них есть определенный уровень комфорта. 

Я могу спокойно отдыхать в палатках, но уже так привыкла к месту, где мы последнее время живем, возле Nu Jazz. А самым романтичным местом навсегда останется первый корпус дома творчества Писателей, который находится прямо за домом Волошина. Это деревянное здание, где в 2008-м был и пресс-центр, и оргкомитет.  

Я всегда еду на Коктебель не только для того, чтобы услышать своих друзей музыкантов или те группы, которые я прекрасно знаю. Я тоже хочу для себя что-то открыть и чему-то удивиться. И, более того, я знаю, что это произойдет. Поэтому, тут для меня фаворит – это тот коллектив, о котором я буду говорить после фестиваля.  

Думаю, самое главное – взять каремат, куртку на вечер, кукурузу, кофе и просто выйти на пляж. Лежать и слушать музыку.

Текст: Катя Варапай


Теги: Nu jazz, Parov Stelar, PurPur, Sophie Villy, The Tiger Lillies, Горан Брегович, Джаз Коктебель Jazz Koktebel 2012, Джамала, Дом музей Волошина, Евгения Стрижевская, Стенли Кларк

blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017
Вагоновожатые: осень в середине мая
19 мая 2017
Как Dakh Daughters помогали Вавилонскую башню строить
29 апреля 2017





Музыкантам
web support