среда, 04.07.2012 15:22

Queen и Элтон Джон: Боже, храни Королеву!

Для того, чтобы «впихнуть невпихуемое», согласно крепкому выражению одного из ветеранов нашей политической сцены, и объединить на одной сцене совершенно несинонимичные музыкальные силы, организаторам пришлось как следует попыхтеть. Общие знаменатели нашли на раз-два. 

«И Queen, и Элтон уже бывали в Украине и остались от неё в восторге – это будет раз», – подумали организаторы. 

«И Queen, и Элтон – участники мирового антиСПИДового движения, представленного в Украине как раз нами – и это будет два», – ещё раз подумали организаторы.  

Свести в одну точку гастрольные графики мировых колоссов оказалось куда более сложной задачей, учитывая принципиальную позицию фонда Елены Пинчук не платить колоссам ни копья за благотворительные концерты. Тут как раз пригодились и давно намётанные связи, и наличие в Киеве толпищ футбольных фанатов в предверие финала Евро. Брайана Мэя и Роджера Тейлора удалось уговорить сделать дырку в концертном турне, которая как раз пришлась на запланированное ранее выступление в Москве (Москву в итоге передвинули на третье июля). Элтона выдернули в Киев буквально на один день. Тот выслал «поперед батька в Київ» свою «Yamaha», сам прилетел за пару часов до- и улетел сразу же после-.  Возможность совместного выступления даже не рассматривалась. «При всём уважении к сэру Элтону Джону, мы всё-таки представляем разные музыкальные Вселенные», – ещё раз подтвердил правоту ветерана нашей политической сцены Брайан Мэй. При всём уважении к ветерану рока, интернетом бродит никем ещё не опровергнутый слух о том, что «разные Вселенные» таки сошлись в одну точку. Было это, правда, ещё при жизни Фредди Меркьюри. Сойдя с ума (going slightly mad) и отрастив на голове «банановую пальму» (banana tree), грустный клоун Фредди тогда бросал недоеденные бананы горилле. Горилла брезговала подачкой из рук рок-идола и швыряла недоедок ещё дальше – через левое плечо. Поговаривают, в роли капризной гориллы выступил как раз Элтон Джон, которому до сэра оставался ещё добрый десяток лет.

За пару дней до концерта, казалось, журналистам, жаждавшим общения с кумирами, не достанется даже бананового объедка. На пресс-конференции их коротко ознакомили с бытовыми райдерами – ничего выдающегося. Элтон Джон своё пятичасовое пребывание в Киеве обставил традиционными фикусами (в гримёрке их должно вырасти никак не менее шести штук), ковролином и бесперебойной наземной телефонной связью. Мэй и Тэйлор в свой скромный харьковский райдер четырёхлетней давности внесли лишь одно изменение. Возжелали медленной и аккуратной езды. По харьковскому бездорожью легенд, по всей видимости, возил отечественный шумахер, и те решили более не рисковать. 

Обо всём этом журналистскому кагалу поведали четыре блондинки, которые при всём желании не могли удовлетворить прихотливый аппетит этого самого кагала.  Контактов с прессой ни Элтон, ни Квины не планировали – никаких интервью, никаких автограф-сессий.

Как вдруг – гром среди ясного неба. Будет пресс-конференция. Возможно, и Ламберт подъедет (хотя новоявленный солист Квинов ещё за день до концерта рапортовал в своём твиттере, мол, нежусь под лондонским солнцем, и в ус не дую). О перипетиях общения с музыкантами сайт RockYou уже докладывал в лучшем виде. Стоит добавить, что соискатели автографов тоже не остались внакладе, получив доступ к звёздным телам на выходе из отеля на днепровской набережной.

Места в фан-зоне забивали за 8-10 часов до концерта. Если не считать приближенной к сцене премиум-зоны, единственный шанс воочию наблюдать за происходящим был у умников, облюбовавших парапет у подземного перехода рядом с Главпочтамтом. Остальным, «неблатным», лишённым пригласительного в премиум-зону, пришлось довольствоваться гигантскими экранами с телетрансляцией. По официальным данным, фан-зона в этот день вместила в себя свой максимум – 150 тысяч. Толпа в итоге приобрела ярко выраженный дискретный характер: давка на входе, относительные пустоты в междуэкранном пространстве, пять человек на один квадратный метр возле экранов – и 120% заполняемость премиум-зоны. В комфортных условиях обитали ВИПы, для которых был сооружен временный павильон со столиками и диванами, и телевизионные операторы. Последним достался такой себе помост в углу премиум-зоны. Имея разрешение на съёмку трех первых песен (стандартное условие организаторов), телевизионщики после могли смело зачехлять камеры и наслаждаться концертом в самых что ни есть тепличных условиях. Аве, организаторы!

Выход Элтона на первый тайм оттягивали, как могли. После 15-ти минутного ликбеза на тему СПИДа сцену оккупировал дуэт виолончелистов из Хорватии. Самозабвенно колбася по грифу, обращая внимание больше друг на друга, чем на майданные ширнармассы, хорваты подготовили выход на сцену перкуссиониста. Тот в свою очередь выступил предтечей появления на авансцене электрогитары. Элтон появился пред светлы очи Майдана лишь спустя 20 минут – и сразу же ухватился за чёрно-белую суть растопыренного поперёк сцены рояля. Отпускал его из рук неохотно, прерываясь на трогательные признания в любви всем и вся. Признания эти никто не слышал, так как микрофон для нужд сэра был всего один - и он был закреплён рядом с роялем. Впрочем, по артикуляции звезды всё и так было понятно: он всех любит, всем благодарен и всех призывает пользоваться презервативами. 



Плэйлист, который для Элтона изготовляли украинские меломаны, тот практически полностью проигнорил. Спел лишь четыре песни из 10 (Sacrifice, Candle in the wind, Your song и Rocket man).   Организаторы клятвенно обещали ознакомить артиста с нашими предпочтениями, но сэр, видимо, имел свои представления о программе концерта. Как бы то ни было дело до культовых «Sorry seems to be the hardest word» и «Can you feel the love tonight» (первые позиции плей-листа) так и не дошло. 

В фан-зоне, куда я к тому времени переместился в поисках глотка свежего воздуха, уже вовсю танцевали. Веселый итальянец в «шведском углу» одной ногой выплясывал ламбаду, другой – твист. Группа польских «бьяло-чярвоних», готовившаяся к групповой фотосессии, вдруг услыхали «Can you feel…» и, не дав фотографу закончить, разбились по парам, отплясывая самый гротескный белый танец в истории человечества.

Наиболее многочисленная группа в красно-жёлтом убранстве готова была принять и Элтона, и Квинов при единственном условии: победе сборной Испании в финале Евро. Самый трезвый из них так ответствовал на мою просьбу поделиться ощущениями о концерте Сэра:
«Сэр Элтон – мой брат-близнец и отличнейший мужик. Но! Позволь открыть тебе истину и ничего, кроме неё.  Андрес Иньеста – бог. И ничто на Земле не может изменить этого факта. Он для меня и брат, и отец, и мать».

На вопрос, не приходится ли ему какими-либо родственниками участники группы Queen, велеречивый испанец моментально ответствовал, что таки да, это его сёстры, которых он ищет уже пару десятков лет. 

Сама группа вот уже пару десятков лет пытается «заменить незаменимое» – найти себе нового фронтмена. После кратковременных союзов с Джорджем Майклом и Робби Уильямсом, Квины, казалось, подыскали  себе парня по нраву – Пола Роджерса, одногодку, рокера, британца. С ним проработалось почти пять лет, но долговечным не оказался и сей союз. Сам Роджерс в интервью постфактум подтвердил – союз этот и не мог оказаться длительным.  «Я никогда не рассматривал работу с Queen как постоянную.  Я – временщик, как и все остальные – после Фредди»

В мае 2009-го Мэя и Роджерса угораздило спеть на самом популярном музыкальном шоу Штатов «Американский идол». Спеть вместе с финалистами, одним из которых и оказался 28-летний Адам Ламберт.

Отношение к Ламберту как к новому солисту Квинов в народе сложилось неоднозначное. Если не сказать круче. Тот факт, что он-таки не пожаловал на пресс-конференцию «Queen», большую часть  журналистов только порадовало. Главная претензия к американскому «фабриканту» - его визуальная составляющая. «Слишком фабричный». И «слишком нетрадиционный». И если Фредди, в свете последних изысканий, уже нельзя однозначно считать иконой «гей-движа», то Адам пока не тянет на роль даже чернового наброска. Хотя гей он самый что ни на есть официальный.

Позволю себе оценить группу Queen и Адама Ламберта по отдельности. Так как они и записаны на афишах – вроде бы и часть одного целого, но обозначенные через плюс. Который многие фаны старой закалки так и норовили исправить на минус.

Для того, чтобы абстрагироваться от некоего предубеждения относительно Адама, мне пришлось на время закрыть глаза. И, знаете, сработало. Фанаты старой закалки могут взять на вооружение. Исчезает не самый вдохновляющий визуальный ряд – и остаётся только голос.
Когда в Mother Love, последней, недопетой песне Фредди, вдруг на последний куплет вступает другой голос, ты вздрагиваешь, как от удара под дых и сразу чувствуешь пропасть, отверзшуюся в 91-м после смерти Меркьюри. В песнях  Queen, которые пел Ламберт, ощущения пропасти не возникало. Это было мало похоже на Фредди, как и то, что некоторые успели поспешно окрестить «успешным подражанием и схожим сценическим образом». Подражал Адам откровенно плохо, но, сказать по правде, подражать Фредди мог безнаказанно разве что усатый мальчик из клипа The Miracle. 

Ламберт пел по-другому и пел отлично. Не без самолюбования, кое-где излишне кичась своими вокальными возможностями, перегружая концовки музыкальных фраз дополнительными нотами. Но – зрело. Нагло. Где нужно – чувственно. Где нужно – яростно и из последних сил. Это можно и нужно слушать. Если не видеть упитанную холёную физиономию Адама, чей рокерский хаер, как и прикид не выдерживают  конкуренции даже с весьма спорными ранними трико Фредди.

Особенно довольными, как по мне, остались слепые поклонники группы Queen. 



К концу выступления Ламберт, увы, банально выдохся. Его явно не хватило на финальный отрезок, где косяком пошли сложнейшие вокальные партии. Так как запоминается в основном последнее слово,  а к солистам легенд мы предъявляем изначально завышенные требования, в сухом остатке имеем волну народного гнева. В интернетах разговаривали, что Адам проиграл заочную конкуренцию даже Полу Роджерсу,  чей вокал и не ночевал рядом с аналогичными данными сами знаете кого. Не знаю. Мне кажется, Ламберт обскакал Роджерса. Как минимум, благодаря нюансу, отмеченному самим Роджером Тэйлором – способности быстро схватывать и учиться.   

Теперь об остальных, исконных Квинах. Старички, которым на двоих – 126 лет, выложились по полной. Тэйлор вообще устроил себе дополнительное испытание, бросив барабанную палочку (читай – перчатку) своему сыну. Ударное соло, расположившееся точно на экваторе второго, квиновского тайма концерта, доказало, что у старика Роджера есть и порох в пороховницах, и достойная смена.  

Порадовали Квины и бережным отношением к плэйлисту, сформированному украинскими поклонниками. Они и песен спели больше, чем Элтон (22 против 16), а play-wish-list в итоге лёг в основу set-листа (из заповедованного не спели только Friends will be friends).

Апогей концерта, как ни странно это прозвучит, прозвучал задолго до полуночи. Полуночный финал вышел как раз традиционным для всех последних концертов Квинов – и для харьковского, в том числе. В ударную связку легли We will rock you и мегаактуальный переход к «футбольному завтра» - любимая многими фанатами We’re the Champions, написанная Фредди и Брайаном совершенно по другому поводу и под грузом совершенно неспортивных переживаний.

Я же имел в виду совсем другую кульминацию. Ею стала одна из самых древних песен Queen, что дожила до наших дней в статусе беспрекословного хита. Причём понимание эксклюзивности момента наступило тотчас. Когда Брайан Мэй вместе с голографическим Фредди допели последние слова Love of my life, а слезы на лице и не думали высыхать, подумалось: вот он, финал.  Разве может что-либо затмить этот катарсис, когда на миг даже крамольно показалось – а не Брайан ли Мэй наконец смог спеть что-то исконно квиновское лучше самого Фредди?!

И предчувствие меня не обмануло. 

Текст – Николай Терелев, клавишник группы «Іншиj день»



Теги: Queen, Адам Ламберт, Брайан Мэй, Роджер Тейлор, Фредди Меркьюри, Элтон Джон

blog comments powered by Disqus

Афиша

Фотобанк

Crazy Town
ДахаБраха и Port Mone
GusGus
Ken Hensley
Dakh Daughters





Музыкантам
web support