Лама: "Не хочу на Евровидение!"

- Насколько ты причисляешь себя к рок-музыке?
- Не могу сказать в процентах, но чем дальше, тем больше. Та музыка, которая планируется для третьего альбома, она больше рок-н-ролльная, еще более драйвовая.
- Тебе больше нравится рок?
- Да.
- А как относишься к русскому року?
- Нормально, но не слушаю.
- С кем бы хотела оказаться на одной сцене?
- У меня нет планов оказаться с кем-то на одной сцене, в дуэте или нет. Мы с группой получаем тот кайф, который нам нужен, и нет фанатизма к другим каким-то исполнителям.
- Вы завершили свой концерт тур по Украине. Получили удовольствие?
- Да, мы получили много удовольствия, энергетики. Это непередаваемые ощущения, когда весь зал поет, когда все отрываются, и когда люди действительно этот рок-н-ролл чувствуют. В нормальном, душевном понимании этого слова: без секса, без наркотиков и так далее. И это заряжает и вдохновляет на написание новой музыки. Во время тура было написано много новых песен, которые войдут в наш третий альбом.
- На концерте некоторые песни исполнялись по два раза…
- Именно эти песни мне больше нравятся, они более драйвовые и мы уверены, что люди будут их петь. Есть у нас хорошие, красивые песни, но они более альтернативные и не очень воспринимаются большинством. Для тура мы продумывали программу так, чтобы люди получили максимальное удовольствия, поэтому пели те песни, которые больше нравятся людям.
- Ты бы хотела поехать на Евровидение от Украины?
- Нет. В принципе не хотела бы принимать участие в этом конкурсе, который полностью расходится с моим видением того, как должен проходить концерт. Условия конкурса, где вокалист поет вживую, а группа, если она есть, отключена, то есть играет фонограмма, нам не подходят. Это не соответствует  нашим требованиям и вообще тому звучанию, которое мы  и публика ждем от концертов.
- Как ты расцениваешь состояние украинской поп-рок музыки?
- Конечно, есть проблемы. Не только в музыке, но и в шоу-бизнесе. Можно пересчитать на пальцах тех, кто играет настоящую рок-музыку…
- Например?
- Океан Эльзы, например. Они себя хорошо зарекомендовали. Продажей дисков, концертами. Эта группа мне лично нравится.
- Если бы была такая ситуация: тебе надо выбрать три исполнителя или группы так, что они и только они могут остаться на украинской сцене: кто бы остался и была ли бы среди них ты?
- Ну, это такой вопрос… Дело в том, что я не ощущаю конкуренции между артистами, я вообще не хочу думать, кто лучше, кто хуже, кого выбирать, а кого нет. Есть, к примеру, такие группы, которых никто не знает, но они играют действительно крутую музыку. Поэтому, пожалуй, я бы выделила неизвестных, но талантливых артистов.
- Есть планы помочь какой-то группе, раскрутить кого-то?
- Да, планы есть, но сейчас такой период, что бывает, и сам себе помочь не можешь.  Но такие группы есть, и мы будем им помогать.
- Что сейчас мешает вашему коллективу в достижении тех высот, к которым вы стремитесь?
- Прежде всего, это страна, в которой мы живем, где многое не отвечает тем рамкам и стандартам, которые есть сейчас в Европе и Америке. Можно говорить про финансовый момент. Про уровень жизни артистов. Я не говорю конкретно о себе. Но у нас может быть такое, что артист популярный, но в то же время бедный. То есть вкладывает что-то, не имея при этом результата. Много есть талантливых групп, которые вкладывают свои деньги, доходят до какого-то предела, а дальше уже не могут, потому что нет никакой отдачи от слушателя, от самой схемы шоу-бизнеса.
- Каким ты видишь контингент своих слушателей?
- Он разный. Я проехала концертный тур и поняла, что это и дети, и совсем уже взрослые люди.
- Бывают неадекватные люди?
- Ну, много разных, не совсем адекватных, но не было такого, чтобы кто-то в тебя чем-то кидал. Случалось, на сцену лезли, но их, правда, оттуда снимали.
- Это неприятно?
- Нет, почему, наоборот. Это означает, что человеку нравится то, что мы делаем. Только у нас такие порядки на концертах, что часто людей, которые хотят танцевать и бегут к сцене, не пускают, останавливают. В Ужгороде мне даже пришлось иметь конфликт с охраной, потому что там запрещали людям подходить ближе.
- И кто победил?
- Ну, их пустили. Просто если бы мы везде провели концерты во Дворцах Спорта, было бы хорошо. Как, к примеру, у нас было в Днепропетровске. В зале – сложнее, потому что всегда есть люди, которые хотят танцевать под сценой, но те, кто купил билеты в первых трех рядах, хотят сидеть и тоже что-то видеть. Поэтому многие боятся выходить, чтобы не создавать конфликтов, а под сценой собираются уже под конец и когда выходим на бис.
- Планируете ли вы перед концертами выходы на бис?
- Нет, не планируем. Это зависит от ситуации. Но на бис выходили во всех городах, просто везде разное количество выходов.
- Если сложилась ситуация, что зал ну вообще не хочет вас отпускать…
- Были такие ситуации. И по пять раз играли на бис. Но это тоже очень утомительно. Под конец уже даже петь не можешь. Поэтому мы просто свет гасили и уходили.
- Тебя слушают в России?
- Да.
- Выступали там?
- Нет, но ведутся переговоры по этому поводу, хотя только на начальном уровне. В принципе, мы видов на Россию никогда не имели, сейчас у нас другие планы. Сейчас у нас ведутся переговоры с известной рекординговой компанией а Америке. Мы все-таки больше держим курс на Европу, Америку. Потом, может, и на Россию.
- Будут ли песни на русском?
- Нет, это не родной язык для меня. У нас сейчас пишутся песни на английском, и это тоже не родной язык, но английский – он интернациональный, его понимают во всем мире.
- Как ты познакомилась с Виталием Телезиным?
- Это было в Ивано-Франковске, в 1995 году. Он работал техническим директором на радио. А я в то время пела в дуете Магия. И один мой знакомый предложил мне прийти к Виталию на радио. Мы познакомились, он поставил наши песни в эфир, потом предложил сотрудничество, так как он тоже тогда занимался музыкой. Мы решили вместе работать над проектом Магия. Виталий предложил своим песни. Так все и началось. И до сих пор мы вместе.
- Насколько твое появление в жизни Виталия повлияло на то, кем он есть сейчас?
- Думаю, мы друг на друга очень повлияли. Мы всегда были вместе и друг друга шлифовали, воспитывали. Он меня – как артиста, а я его, возможно, как продюсера. То есть постоянное сотрудничество, наше общение – все это сильно влияло на нас. Я без него не была бы той, кем я есть, и ему без меня было бы тяжело стать тем, кем он является. Поскольку для этого нужно и поддержка, и желание, и много сил.
- Что тебе больше нравится: быть умной или красивой? И что для тебя важнее?
- Я считаю, что умный человек – он и внешне красив. Он обладает своим каким-то обаянием, шармом, харизмой. Например, если это касается парня, то я скорее могу влюбиться в такого человека, пусть даже он будет не особо красив. Главное, чтобы он был умен, и это скорее меня привлечет, чем то, если бы он был стандартным красавцем. Для меня важен все-таки ум, неординарность человека.
- Как ты готовишься к концертам? Сколько на твоих концертах импровизации?
- У нас все спонтанно, мы ничего не готовим. На концертах продумано только видео на экране. А то, что происходит на сцене – всегда происходит по разному, в зависимости от настроения, чувств. Можем, например, упасть на сцене ни с того, ни с сего. Основное – это душевный рок-н-ролл, без рамок. Свобода… в хорошем ее понимании.
- Ты принимаешь участие в создании видео?
- У нас есть люди, которые очень в этом креативны, у них есть идеи. А мы уже с ними их обсуждаем, утверждаем сценарий. Хотя сценарий не всегда есть. К клипу “Мені так треба” сценария не было.
- Хотела бы реализовать себя еще в чем-то, кроме музыки?
- Сейчас мне интересно реализовывать себя именно в музыке. Потому что если распыляться во все стороны, то никакого результата не будет. Тем более что сейчас, после тура, я пишу новые песни, и  хочу все свое время уделить им, чтобы они были более совершенными и отвечали тому уровню, о котором я думаю.
- А что еще делаешь хорошо? Если бы не музыка, что могла бы делать?
- Могла бы лечить. Могла бы рисовать. Готовить могла бы.
- Вас на концерте просто закидали цветами. Что потом с ними делаете?
- Принесла все домой. Нашла какие-то ведра, постаивала все. Я сейчас дома развожу растения, у меня там деревца всякие растут. Мандариновое дерево есть, скоро куплю денежное дерево. Не потому, что оно приносит счастье в деньгах, просто оно очень красивое. Так что после концерта у меня дома вообще джунгли.

Текст - Настя Харченко


blog comments powered by Disqus

Рецензии

Understated
1 августа 2013
Planta
18 июля 2013
Delta Machine
28 мая 2013
Mosquito
27 мая 2013
Wolf
5 мая 2013

Отчёты

Путеводитель по Open`er Festival
17 июля 2018
W.A.S.P. Фотоотчет
1 декабря 2017
Children of Bodom в Киеве
15 сентября 2017
Tommy Genesis: атаке брутальной девочки не смогли противодействовать
26 мая 2017
Сергей Михалок: Цирк аутсайдеров в акустике
24 мая 2017





Музыкантам
web support